Конюшенный двор личной гвардии государя.

Глава 16

Учительная комната

Александрова Слобода.

Июнь 1565 года.

Вельможа Василий Петрович Яковлев был дворецким примерным и опытным, к приходу сударя упредил царевичей и всю прислугу заранее, сам вышел раскрыть с поклоном пред государевой свитой двери сеней, ведущих в учительную комнату*. Устроить её сударь повелел сначала весны, как было им решено в Слободе иметь Конюшенный двор личной гвардии государя. царевичей при для себя повсевременно. Выгородили простенком с дверьми проходную часть огромных сеней перед половиной дворца царицыной. Тут ещё пахло сыро побелкой, свежайшим деревом и кожаной обтяжкой перемётных скамей, по росту царевичей сработанных, которые просто было ко столу, окнам либо в другое место комнаты подтащить для занятий Конюшенный двор личной гвардии государя., ну и убрать, когда место требовалось для учения дворцовому и храмовому распорядку. По стенкам шли полки и тумбы, и ставы разновысокие, и на их во огромном количестве и великообразии расставлено и разложено было книжек и свитков, и диковин всяких, и обыденных вещей, и чучел гадов и птиц, и рыб заокеанских Конюшенный двор личной гвардии государя.. Раздельно у окна на ноге великодушного кипарисового дерева остойчиво покоился большой древесный глобус, а поодаль - доска с приблизительно расставленными для игры шахматами. Отдельное место отведено было для орудия, больше потешного, снова же для сноровки и набойчения используемого, но было и боевое.

При возникновении сударя от собственного стольца, отложив перо, поднялся принц Конюшенный двор личной гвардии государя. Иван, с поклоном батюшку приветствуя. И учёный дьяк, наставник по летописям греческим и латинским, схлопнув том, из которого диктовал, согнулся низковато. У других дверей, ведущих в покои царевичей и внутренний дворик, суетилась нянька, вся в цветастых шальках, на расписную пчелу схожая, спеша причитать, что Фёдорвея Ивановича вот-вот Конюшенный двор личной гвардии государя. приведут.

Окружение, поклонясь принцу, стала поодаль, у входа, и только Федька держался около сударя. Ответив резвой ухмылкой на вспыхнувший взор принца, он поспешно смирно опустил глаза.

Сударь расположился в предоставленном кресле, присматриваясь, что за томы стопой находятся на краю стола перед принцем, и попросил грамоту, что принцем велась.

- Иосиф Флавий Конюшенный двор личной гвардии государя.* о разорении Иерусалима преизрядно и мудро сказывает. Но о том ещё попозжее сам для тебя растолкую. "Этого ради тако глаголет господь владыка Саваоф, сильный Израилев: „О, горе крепким во Израили! Не престанет моя ярость на..." - Иоанн умолк, выразительно открытой ладонью повелевая отпрыску продолжить. Тот, минутно замешкавшись Конюшенный двор личной гвардии государя., стоя перед сударем притом прямо, отвечал:

- "... противныя, и трибунал мой от неприятель моих сотворю, и наведу руку мою на тя...“.

- Покуда доволен я твоим прилежанием, Иван, - возложив ладонь на плечо его, сударь продолжил : - Об Македонском Александре читывал ли у него?

- Как, сударь, читывал! - с горячностью тотчас отозвался Иван, и видно Конюшенный двор личной гвардии государя. было, что тема сия ему куда более понятна, ежели сложные плетения бесконечных бесед пророков и первосвященников Израилевых, всё время друг дружке угрожающих скончанием Света. - Чудны деяния его воительные!

Федька вспыхнул своим памятным, из "Шестоднева" Иоанна, экзарха Болгарского, о птице-фениксе, из огня, из пепла сероватого восставшей, и о льве, что Конюшенный двор личной гвардии государя., мёртворожденному львёнку собственному в рожу дунул, и воскресил его, и силою и мудростию наделил дыханием своим... Правда ли то?! Не можно мёртвого животного ничем воскресить, то Федька доподлинно знал. Тыкал сам хворостинкою в померевшего голубя, смотрел, как его червяки и жуки есть начинали... И как собаки и вороны Конюшенный двор личной гвардии государя. подбирались к ним... Не можно умеревшее возвратить! И дух особенный смертный от того идёт, стршный, от мёртвого живое отвращающий! А мудрость вдохнуть - это сверх вероятного, кажется. Но, видимо, могли это древнейшие владыки сделать, и записали пророки об их деяниях. Но такового, чтобы из гроба встал кто-то, он не помнил. И Конюшенный двор личной гвардии государя. какими бы наградами в жизни для себя славу и честь не заслужил, а так же, как последний бродяга, в земле сгнивать будет по погибели собственной. Лазаря Спасатель оживил, про то в Писании сказано. Но то - Спасатель... Спохватившись, голосом сударя возвращённый в сей час и миг, Федька подобрался, весь Конюшенный двор личной гвардии государя. обратясь во внимание.

- Но ж, и Величавый Александр ошибался, объять неохватное возмечтав сразу, да Всевышний Отец наш по-своему разрешил. Об том побеседуем тоже. Жору Амартола на чём сейчас открываете? И брату собственному Фёдорвею изъясняешь ли, что по малолетству самому ему тяжело уяснить?

- О начале Ромейских царствий, сударь Конюшенный двор личной гвардии государя. мой, исследовали, и об империи Византийской тоже, до крещения правителя Константина дошли...

- А где ж брат твой? - возвысив глас незначительно, обернулся Иоанн на топтавшуюся у дверей нянюшку, и та опять принялась беспрерывно кланяться и приговаривать.

Осознав уже, что испытание по учению выдержал сейчас без приреканий, Иван на столец присел, улыбаясь, рукою Конюшенный двор личной гвардии государя. подперев щёку: - А Фёдорвей с Иринкой, поди, во дворе возится.

- Это с какой Иринкой? - прищурившись, сударь подался вперёд, рассматривая отпрыска.

- Да с Годуновой! Бориски сестрёнкою, - мало недоумённо отвечал принц, все ведь здесь знали Иринку. - Ему с девчонками сподручнее!

Ища опоры, Иван взглянул на кравчего Федьку, но тот Конюшенный двор личной гвардии государя. почему-либо на данный момент на него не смотрел.

- Ишшь ты. А для тебя что ж милее?

- Мне? - принц вскочил, не способен унять пыл собственный. - Я... я, сударь, соколиной охоты не видал никогда. Только вот на рукавице сидячего кречета, да когда сокольники юных наших правили, вабили с вервиём*, А Конюшенный двор личной гвардии государя. здесь, в Красноватой роще, сказывают, авторитетный лес, и зверья тоже есть всякого. Батюшка, на охоту сказывал, что пойдём! С зимы ещё.

Как любо было Иоанну...

Дьяк - наставник, видя успехи великородного ученика собственного, выдохнул вроде бы, и стоял поодаль у окна с "Аристотелем" под мышкой.

Здесь привели тихого Фёдора Конюшенный двор личной гвардии государя.-царевича, и, заведя его в комнату, нянюшка, что помоложе да побойчее, ручку его со различными нежными уговорами и поклонами из собственной освободила, и немного так подала ладонью мягенькой вперёд, по спинке, золотым шёлком малеханькой ферязи облачённой.

- Поди к нам, Фёдорвей!

Младший принц к батюшкиной руке припал благоговейно, и за Конюшенный двор личной гвардии государя. своим местом утроился, и дьяк перед ним тотчас положил собственного Аристотеля, раскрыв на подходящих страничках, где чтения они оборвали, на плетёной шелковой закладке с кисточкой.

- Ну расскажи нам, Фёдорвей, что поведала для тебя книжка сия многомудрая.

Дьяк чуток слышно прошептал принцу слово подбодрения, и отошёл.

- О... причинах и... перво Конюшенный двор личной гвардии государя.... первоначалах всего сущего, батюшка. Тако славно мне брат Ваня толкует сие! Я-то, по правде сказать, слушаю, да слова мудрёные такие, а братец Иван мне просто гласит. Вот что никак нельзя волка травкою подкармливать, аки жеребца, чтобы овец не резал... Волк помрёт тогда! А Господь нам завещал никакую тварь живу не Конюшенный двор личной гвардии государя. гробить... Волка не можно винить, то убивцем его Бог сделал, а только разумом человек может злое и доброе отличать, а зверекё - нет, оттого зверекё и невинно... - огромные коричневые глаза принца Фёдорвея распахнулись, и нечто дрогнуло в лице Иоанна, и он ус теребить принялся, в младшего отпрыска вглядываясь.

- Ну и Конюшенный двор личной гвардии государя. как ты бы рассудил? Если бы царём стал на данный момент. Вроде бы стеречь от волка собственных овец стал?

Сердечко Федькино сжалось отчего-то. Так беспомощно и наивно было замешательство малеханького принца, что показался этот мягенький расспрос отцовский пыткою.

Его-то самого тоже пытали в бытность знатно Конюшенный двор личной гвардии государя., но такового он в ранешние года не читывал... Ему проще и резче объясняли, зачем он рождён воякой... И рассуждать о таком не приходилось во младенчестве. Поэтому сейчас, видно, кладена ему на поставец перед кроватью в сенцах бывает то одна, то другая книжка, и учить её он должен прилежно. Словотолковники, и речники Конюшенный двор личной гвардии государя. германские и аглицкие, помаленьку, тоже были. Доходчиво изложено. Сударь вожделел, чтобы он и при послах, и иных иностранцах разбираться мог, об чём толкуют. Последним был к исследованию ему предложен перечень с Новгородской летописи Нестора. Не то, что во храме заурядно в наставления начитывалось, а другое, потаенное, простонародью к заниям не Конюшенный двор личной гвардии государя. предлагаемое... О Величавом князе столичном Иване, прозванным Калитой, он и до этого достаточно знал, а вот о Донском Дмитрии, и о Василии Тёмном добавилось новостей значительно... О начале того всего, что сейчас сударь производил и укрепить старался, и себя, и королевство всё подопечное из неминучего болота к крепости Конюшенный двор личной гвардии государя. и силе новейшей вытягивая. И хохотал недобро другой раз Федька, видя уже ясно, как и почему неприязнь "свободного городка" к порядкам, царём Иоанном Васильевичем, урагану подобно, утверждаемым, оттуда воздвигается. Просто всё оказывалось. Непрестанно крутится Колесо Времени, не ждёт ни мига, не стоит на месте Бытия Судьба. Поспеваешь за ним - успешен Конюшенный двор личной гвардии государя. путь твой. Нет - низринет тебя и раздавит оно. А болваны не понимают того, насиженные и единожды отвоёванные свои права и свободы надолго за собою утвердить грезят, вот и противятся всякому новенькому, не понятному, небезопасному, ущемительному им на данный момент. Нежели отринуть иносказательства всякие, то убыли в Конюшенный двор личной гвардии государя. доходах двигали новгородцами всегда и повсевременно, негоциантами и ремесленниками больше, не вояками совсем, и не крестьянами, до коих никогда набеги ханские не достигали... Шведов нарубил князь их Александр при Чудском озере, тем город, где княжить приглашён был, выручил от насилия и разграбления, и ему сходу после негоцианты и воротилы Конюшенный двор личной гвардии государя. новгородские на порог указали, люд ловко возмутив... Им со шведами, по роже получившими, дальше вести торговлю ведь, как через обиду такую поновой переговоры выстраивать! Без Москвы, вестимо. Горько хохотал Федька тому безобразию, и памяти недлинной человеческой. Люди же за волю свою и землю пали, а что из того вышло... Эх Конюшенный двор личной гвардии государя.! Хоть осознавать начинал, сколь и многосложно было дело управленческое, и сколь от мудрости и сведущности правителя зависит благополучие всех. И от верности стальной его соратников и советников. А что вече всё уж издавна продавалось и покупалось, горлопаны все там и заводилы заблаговременно копейкою и брагой от князей и боярских дворов заранее Конюшенный двор личной гвардии государя. подстёгивались и готовились, увидел ясно. Не считая тех, кто не смыслил ни шиша далее носа, кому подрать глотку и раскровянить рожу за своё правое дело, вроде бы, другому ёрохвосту*, из лобаза примыкающего, для жизни нужно было, видно, об их речи не шло, от их только пожарища да бесчинство учинялось Конюшенный двор личной гвардии государя., если князь со дружиною впору не пресекает.. Дела никакого не решалось тем, и такая воля народная разбой да безобразия Новгороду одни несла, всем без разбора примочку, и первому - тому же люду обычному... А после так в Летописи толковалось, каково на сей час у руля оставшемуся совету Конюшенный двор личной гвардии государя. знатному было прибыльно. И чуток что не благополучно с погодою, урожаями, пиратами морскими вокруг Висби либо доходами, так виновных вкруг себя найдут мгновенно, от Москвы открещиваются и норовят на милость Литве либо ещё кому отдаться. Ну либо князя прежнего гонят.

Своё право сударь здесь имел, утвердить его вожделел миром покуда, и то Конюшенный двор личной гвардии государя. Федькиному чутью пояснять не нужно было, для чего. А что не верили ему тысячи и тысячи мелкоты посадской, в собственных правах обвыкшейся, посадниками своими запутанной, то и делу всему мешало адски. Уж не говоря о тех, что покрупнее, собою распоряжаться обычные от веку, и завсегда за все промахи и Конюшенный двор личной гвардии государя. поражения винить не себя до этого, дурность и праздное своё стяжательство, а избранного, на лупитьё общественное точно, князя собственного. И точно самое творилось в Киеве, где князья изменялись по 100 раз на неделе, а безладица не стихала, тем временем. И в Твери, где князья издавна игрища устраивали, вдаль не Конюшенный двор личной гвардии государя. умея разумом заглянуть, а только честолюбие своё местническое теша непрестанно... Вот и на данный момент, как засухою неурожай уже явственно обозначился, да ползла о море чумном известие от Литовских границ, засуетились тамошние, пограничные, и новгородские во первых рядах, да нешутейно. Посланцев пригнали от самого новгородского митрополита Пимена Конюшенный двор личной гвардии государя. к царю. Ушкуйники*, мол, бросились по протокам торговую осаду упредить, да вот легитимных пределов цен на хлеб и прочее они не блюдут, положением стршным вовсю пользуясь... Но мнилось, что гешефт* здесь куда весомее. Грамота царя Ивана IV Васильевича Аникию Федоровичу Строганову о продаже на Устюге казенного хлеба государевым именованием, о прошлой озари Конюшенный двор личной гвардии государя. данная, на данный момент очень во благо оказалась, и помышлялось о принятии его с детками и с устроенными по реке Каме городами и промыслами в опричнину... Нежели и брать соль Новгородчине, то не от Готландии, от Висби, а от государева купечества нашего севера на Вычегде*... Тогда уж Конюшенный двор личной гвардии государя. отнекаться от Москвы Новгороду мудрёнее станет. Не одни же лжи свои противу общего выставлять! А нежели и впрямь дёрнуть к Жигмонду или Голштинии с горя соберутся, здесь речь другая пойдёт...

Поднялся сударь. И оба отпрыска смотрели на него, как на Солнце Небесное. Пока проходил он неторопливо, и гласил Конюшенный двор личной гвардии государя. им:

- Не мыслите златым рождением своим только власти и чести для себя снискать в королевстве нашем... А всякому делу навыкайте, и божественному, и священническому, и иноческому и ратному и судейскому, столичному пребыванию, и прозаическому всякому обиходу... Как кто живойёт, и как кому пригоже быти, и в какове мере кто Конюшенный двор личной гвардии государя. держится, тому б чтоб всему научены вы были, - сударь обернулся к дьяку, - Запиши это, - помедлил, диктовать стал равномерно и медлительно: - Ино вам люди не указывают, вы станите людям указывати. А чего сами не познаете, того держать не сможете, а всё ведать будете - и вы сами стате своими государствы владети Конюшенный двор личной гвардии государя. и людьми... Иван! Повтори Фёдорвею, как сообразил сие.

Принц старший подпрыгнул тотчас и, отца лик задумчивый из виду не выпуская, вздохнув глубоко и выдох подавив, отвечал голосом ровнозвучным, как научал их при речи и пении инок-мастер Покровской вокальной артели.

- Сами знати всё должны, до твари всякой... Чтобы не на слово доверять Конюшенный двор личной гвардии государя., пусть бы и ближнему, и слову писанному, но по разумению, понятию разумному, и обманы видя для себя, уметь править их. Вот... Другие деревья исправляются садовником, и..и...

- Правильно! "В неких деревьях естественный порок исправляется садовниками!" - то не право, а долг Сударя. Долг наш! Не мы его для себя Конюшенный двор личной гвардии государя. обусловили. Бог провозгласил нас на подвиг сей...

Пока Сударь прогуливался и молчал, вдохновенно преисполненный, и все молчали.

Принцы посиживали оба за своими местами, и в пергамент уставясь.

- Федя! А что там с охотой у нас?.. Иван, Федя, тебя о стремя с собою созидать пожелал.

- Как ты прикажешь только, сударь, - Федька Конюшенный двор личной гвардии государя. кланяется в пояс. И самому охото проехаться лихо. Хоть на зверька. А хоть и на птицу. Краса! Лето же, а на носу Петров пост, там никаких уж развлечений... - Принц Иван Иванович в лучной стрельбе преизряден, и славный сотоварищ у него есть сейчас в том - Саввушка Куракин*...

- Добро Конюшенный двор личной гвардии государя.! Упрежу Яковлева тогда сам, пусть здесь готовятся. А что там о твоих задачах, Федя?

Иван принц сдавленно засмеялся, беззвучно, сразу и польщённый похвалой кравчего, и смущённый продолженным допросом. Но то, что его в единый ряд по искусству стрельбы со страшим, четырнадцатилетним князем, из Трубецких, в рынды ему определённым, поставили Конюшенный двор личной гвардии государя., - это его возносило.

- Ну а что! Им всё про легионы да тумены... Иль фигуры сухие, - Федька ожил и подмигнул принцу Ивану, - А я им и об деле ординарном как раз сказываю. Ну вот, например! Дозволь, сударь?

Иван-царевич схватил стило и на дереве стола собственного царапать начал от наслаждения сообщенничества Конюшенный двор личной гвардии государя.... Дьяк приостановил бы его проказу, да не при государе же делать наследнику наставления.

Под взором сударя, и учителя собственного принц притих, и столешницу портить закончил.

Иоанн кивнул, скрестив руки на груди.

И Федька начал:

- "Площадь Святых сеней Кремля Столичного являет собой в начертании место с 4-мя прямыми углами. Длина их Конюшенный двор личной гвардии государя. такая же, как длина Большой палаты, а ширина на 13 и третья часть сажени малой меньше длины. Вычислите площадь Святых сеней, с допущением в дюйм". Да! В дюйм.

- Он мухлуюет! - выпалил Иван, зачеркав свою задачу. А Федька рассмеялся. - Он мне, сударь, подваливает сказки!!! До дюйма целыми не выходит никак Конюшенный двор личной гвардии государя.! Меньше скажешь - Святые сени умалишь, а больше - так противу правды будет.

- Это как?! - увлечённо схватил Иоанн. - Ну, тогда давай так рассудим: себе правду вызнаем и запомним, а для мира - Святых сеней преуменьшать не станем. Ну, а ещё что решаете?

Федька с лёгким поклоном отвечал, вторя давешней задаче, руку Конюшенный двор личной гвардии государя. в перстнях нарочито принципиально простерев на принца:

- "Перед величавого сударя пить носили и есть ставили восемь 10-ов чашников и стольников. Боярам услуживали девять 10-х числа подающих на королевский стол, послам - девять 100 плюс 5 от этого же числа. Сколько человеков подносили пищу и питье боярам и послам?"

- А выходит, что восемьдесят Конюшенный двор личной гвардии государя. с половиною прислуживали! - воскрикнул Иван, стило отбросив и чуть успев изловить на краю стола. - Разве можно, чтобы за государевом столом без головы, скажем, либо без рук кто прислуживал!!!

Хохотал Иоанн.

- Оно поистине - без рук да головы на службе таковой делать нечего! Умна задачка сия, Федя, и ответ твой, Иван, хоть в Конюшенный двор личной гвардии государя. Летописец на данный момент заноси.

Одобрение видя, принц Иван прятаться и дальше не стал:

- А здесь мне о Думе, о собрании большенном задал! И тоже - пол числа от 2-ух 100 с шестьюдесятью себя согласными окрестили, а три четверти от их - тем сделали возражение... Не произнес, правда, которые возражали Конюшенный двор личной гвардии государя.. Одних стародубских только семь десят! Если, скажем, только они - это одно, а нежели из каждого удела по паре - так это ж ... И-и как с пол-головы, снова же, в Думе заседать может быть?!

- И совсем без оной некоторые заседают... Задачка то - всем задачкам задачка! - сударь уже желал задуматься Конюшенный двор личной гвардии государя., и удовлетворенный шуткою, и опечаленный актуальным смыслом её чёрным насущным.

- А ты довершил ли мою загадку о пирогах, сударь Иван Иванович?! - Федька не отдал промежутка, отчего-то обеспокоившись переменой государева настроя, в который раз обругав себя за то, что опять влезает не в собственного мозга дело (хоть при нём Конюшенный двор личной гвардии государя. всё на свете это не раз переговорилось, и самим Иоанном, и батюшкою!), начал расхаживать обширно шутейно аистом, руки за спину заложив, вещая гнусаво и тошно, забавному выговору аглицкого лекаря дворцового подражая: - Коврижка в форме герба имела весу два пуда с половиною, а вес коврижки "Лебедь" составляет восемь 10-х от веса первой Конюшенный двор личной гвардии государя. коврижки. Исчислите вес коврижки "Лебедь". До золотника*, - добавил Федька принципиально. А после возвратился за плечо сударя.

- Ну мы ж её съели, чего считать! Батюшка, он смеётся же! Дробное число мне найти повелевает того, чего уж и нет издавна. Ковригу сожранную на обрывки мне искрошить велит.

- До золотника Конюшенный двор личной гвардии государя., сударь мой Иван! - хохоча, Федька, принцу подмигнул.

- Смех-смеху. Да делу время. Федя! Об сокольих забавах... - и сударь поманил его рукой.

Дьяк-наставник упредил царевичей посиживать смирно. А, чтобы время не распылять попусту, открыл перед каждым страничку для незапятнанного переписывания.

Ивану не нужно пояснять было, что речь сей миг как Конюшенный двор личной гвардии государя. раз об охоте повелась, и он счастливо задохнулся, не сводя глаз пылающих с отца и его кравчего, и приблизительно прилежно склоняясь над своим чистописанием.

Они отошли в сторонку.

Услыхав, что основным ловчим в Слободе поставлен сегодня Ловчиков Гришка, помня, каково батюшка с Вяземским из-за него чуть ли не Конюшенный двор личной гвардии государя. до брани дошли, в 1-ый же денек, осторожно и ровно слушивал Федька указания сударя для себя, по приготовлениям к охоте соколиной и ходу, и желанию, чтобы и за принцем меж делом Федька приглядел. "Как, сударь, себя мне бросить велишь, а нежели что... - осторожно, но жарко повинуясь жажде покорности велению главному Конюшенный двор личной гвардии государя., повеление новое слушая, Федька под взглядами Иоанна продолжил тихонько вопрошать. - Есть же при нём кому быти, и с навычкою не то, что у меня... Если для тебя не услужу - для себя не прощу, а принцу, не приведи Господь, впору не выручку, так ты мне, сверх самоистязанья моего, того Конюшенный двор личной гвардии государя. не простишь...".

Сударь слушал, не прерывал, и в миг некий обжал хваткими пальцами плечо кравчего собственного под пышноватым, златошитым ягодами земляники и цветами, большенными невиданно, сукном тончайшим станового нового кафтана...

- Иван к для тебя желание имеет авторитетное, Федя! Живой разумом принц, дерзок и смел, и сродство летами и повадками с Конюшенный двор личной гвардии государя. тобой чует, не с хранителями и дядьками, а ты, видать, знатно его балуешь.

- Дозволь сказать, сударь! - и Федька стукнулся лбом жарким атласным в его руку.

- Ну.

- Они его всё за малыша держат, Фёдора-то принца, и то правильно, естественно. Ему и сажения с постригом ещё не было... А Ивану Конюшенный двор личной гвардии государя. на братнее смирение да кротоприлежание, прости уж, указуют повсевременно!!! Ни на года его, уж отроческие, ни на характер боевой, твой характер, сударь мой, не глядя...

- Кто? - Иоанн притянул здесь Федьку за полу царапающего даже его шершавые пальцы выступа вышивки, труцалом* золотым, и по вороту отложному, витиеватого и шикарного кленового Конюшенный двор личной гвардии государя. листа, с дубовыми желудями, и гроздьями смородины, как будто... - Кто указует? Кротость и прилежание, говоришь...

- Захарьины вон толкуют, по правам опекунским обо всём здесь понимающие, что не тому принца научаю!- тихо и отчаянно возопил Федька, и опять голову склонив перед царём. Но слово было брошено, и Конюшенный двор личной гвардии государя. отступать некуда.

- Не тому? Это ... чему же?! - Иоанн прошёлся с посохом, крестом державным украшенным, до окон, и вроде бы засмотрелся в цветные стёклышки их, вниз, что там делалось. Стрельцы нарядами проходили стройно, и всякому люду своя тропа была выделена и прописана, и небо очистилось от туч под длинный светлый вечер... Придвинувшись Конюшенный двор личной гвардии государя. к Федьке впритирку, заглядевшемуся вроде бы вместе во двор перед палатами, Иоанн тихо умиротворенно ожёг его: - Откуда знаешь про то?

- От самого принца Ивана и знаю, сударь! - горячим шёпозже отвечал Федька, вдыхая его горький ладанный дух около уха, под перевитыми сединой жёсткими длинноватыми волнистыми прядями. - Очень тужат Конюшенный двор личной гвардии государя. о государыне Анастасии Романовне, раз в день слёзы и мольбы памяти ея возносят, и поминают кротость голубиную ея... Прости, сударь мой, сердечно, что я рану твою, вечно живую, словами этими растравляю, может быть.

Иоанн молчал некое время. Федька ждал. И что за нескончаемый бес посиживал в нём и дёргал за причинное место Конюшенный двор личной гвардии государя.!!! Как с Одоевским случилось, и с Запятанным в 1-ый же денек ( об этом, вобщем, Федька не сожалел ни минутки), так и сейчас! Ну что стоило бы промолчать. Но чутокё гласило ему другое. И сейчас, на него частично собственного наследника на охоте грядущей оставляя, сударь имел право знать Конюшенный двор личной гвардии государя. всё. Даже если то вполовину - пустые его, Федькины, подозрения... Да не нужно ведь 7 пядей во лбу иметь, чтобы осознать заранее, что и кто об нём здесь судит.

- Ммм... Память дана нам во искупление проступков и нечестия нашего. Господь не вершит ничего зря.

Ещё некое время сударь дискутировал с принцами Конюшенный двор личной гвардии государя., и с дьяками, и с нянькою младшего, Фёдорвея.

Заручившись скоро обещанной тесною встречей на желанной воле, на охоте, Иван ликовал, и всё в целом было приятно. Лето лилось жаром и сушью отовсюду, и после долгой и нестерпимо трудной зимы это было на данный момент счастьем... Федька решительно отбросил Конюшенный двор личной гвардии государя. сомнения, представляя для себя батюшку в разгаре казалось бы безнадёжного боя, когда он один, собственной волей и крепостью духа, верой в себя, заставлял и князей-воевод, над ним чином поставленных, и ратников, под ним состоящих, собственному плану способствовать, и - побеждал.

Возвратились к для себя в половину.

Федька воспринимал ласки, трепетно Конюшенный двор личной гвардии государя.-дружеские, собственного стремянного, в виде полного резвого раздевания и в омовении помощи. Может, поединки посодействовали, Буслаева вмешательство в то учение, не нередкое, но всегда основательное, тому, что стеснительность Сеньки испарялась на очах, уступая место тому доверительному осознанию с полувзгляда, что может быть меж по-настоящему ближними мужчинами.

Крапивы вкруг Слободы Конюшенный двор личной гвардии государя. было море разливанное, хоть Федька никогда не видал моря. Плещеево озеро в треволнах осенних поздних безграничным и ужасным бывало, сероватое, тяжёлое, ледяное, и берега далекого не видать совсем, но то - не море всё же... Но, цвести на данный момент крапива цвела, а семян пока добыть никак не Конюшенный двор личной гвардии государя. может быть было. Рано. Всего-то недели две, и голова об этом не станет болеть. Тогда собирай, каждый денек протирайся, и делов. А на данный момент что делать! Время не ждёт, не ждёт ни минуточки, вон и Петрович увидел, что мужаю... Хоть радовался тому, быстрее, чем остораживал. Убеждает, что красавчик Конюшенный двор личной гвардии государя. сейчас против вчерашнего я. Кому веровать, кого слушать... Себя! Себя. А куркумой если либо зелёным орешком грецким воспользоваться - так сияние белизны на лике и теле утратишь, с волосьми совместно, точно арап либо другой басурман станешь после притираний таких... Невольницы восточные, в сералях пашей собственных обитающие, шёлку подобны, под ладонью, молвят Конюшенный двор личной гвардии государя., точно размеренная вода, да все - смуглые почаще... Волос изводится, но никак не можно при том природного белоснежного цвета лика собственного не потерять. А сударь свежесть мою, белизну колоритную, румянец живой любит... И одно пока оставалось - отправить Сеньку за посады, повдоль речки, за дурманом белоснежным*. И, перекрестясь, настоем дурмана этого Конюшенный двор личной гвардии государя. себя натирать, и лицо, и тело всё. Здесь матушкины опаски, советы её девицам теремным и селянкам неким, на память приходили, чтобы не переусердствовать, не отравиться через кожу цветком этим, запрещенным, и в народе ведьминским слывшем. 100 раз он наказал Сеньке дурман брать в самых дебрях и без одного глазу около Конюшенный двор личной гвардии государя. себя. Естественно, покидать Слободские крепостные ворота, мимо охраны проходя, без отчёта, для чего и куда идёшь, холопу, ну и иным, не можно было. На этот случай у их с Сенькой имелось ответов и обстоятельств мешок, ну и должность "царёва кравчего" здесь без помех давала проход всякому, кто от Конюшенный двор личной гвардии государя. его имени по Слободе идёт.

А сударю приготовлю другое лечущее средство: столетник арабский с виноградом, или с вином обычным красноватым растереть, если, и на недели три настаивать в стекольном бутыле бросить... В тени. Власы от снадобья этого, напротив, выпадать перестают, крепятся. Нужно бы всекрете и это сделать тоже, а после Конюшенный двор личной гвардии государя. на Изборник Святослава сослаться! Величавый мудрейший князь и это ведал, и силою снадобий из травок и других природных даров не третировал оздоровления ради. Хорошо я, дитя неразумное, но Святослав-то уж насчёт столетника не мог ошибаться. И сударь его почетает. Вон, Травник-то собственный по вечерам почитывает, да сам Конюшенный двор личной гвардии государя. туда что-то вчеркивает, и никому это созидать не позволяет, под замком вкупе с иными летописями в либерийной подклети хранит.

Покрывая осторожно пылающее мало летним жаром лицо консистенцией простокваши и мёдом, с розмариновым маслом возлюбленным, туда вмешанным, Федька отдыхал. В тёмненькой малой мыленке его прохладно на данный момент было Конюшенный двор личной гвардии государя., из-за жары придержали, практически что погасили подклетные котлы, что всю зимнюю пору горели и бурлили под дворцовыми жилыми покоями*.

Федька медлительно размазывал по груди и животику, и далее, оставшуюся нежную смесь. И бахатисто-уютная жёсткость стены можжевеловой под его спиной, и гладкая кипарисовая скамья - под ягодицами с Конюшенный двор личной гвардии государя. чреслами - баюкали.

Он прикорнул, всего на толику, и руки холодные и сильные его погладили, и попробовали возвратить в сидящий образ.

- Фёдорвей Алексеич, вот я полью на тебя, холодненького, смоемся, и утру полотенчиком...

Из огромного ушата на него лилась приятнейше холодная и мягенькая вода. Искушение свалиться опять истаяло, лаконичного глубочайшего сна-провала Конюшенный двор личной гвардии государя. оказалось довольно.

- Сенечка, сегодня для тебя собственных не повидать, боюсь. Сударь пограничье южное посетить хочет, да вот когда - это никто не знает. Вскорости. Но вести в Рязань пойдут уже сейчас, и ты, если своим письмо отослать похочешь, так давай пиши! И... подарочки им с тем передашь Конюшенный двор личной гвардии государя.. Об том не беспокойся, я соберу.

- Да девки всё у нас, много и не нужно им, бус им стеклянных и платочков, да ленточек бардовых, и того достаточно!!! - Сенька радовался, подхватывая собственного милого владельца повадки, и ликуя, что казавшийся мёртвым минутку вспять государь его оживился в полном здравии. И плечи Конюшенный двор личной гвардии государя. расправил. И об нём заботу такую выказал...

- А батюшке твоему работы сейчас не перепахать, одному-то. Государев заказ! Не жалеешь, Сеня, о житье покойном во Рязани? Посиживал бы на данный момент, уборы конские работал, по первому уровню, подмастерьев бы с батькой рядом выучал...

- Покойно что-то было в ту осень, ну как Конюшенный двор личной гвардии государя. же...

Окатив государя из холодного ушата в последний заход, Сенька далее исполнял свои обязанности, Федьку вытирая, готовя на вечерню. И власы ему, подсыхающие и кудрявящиеся, расчесал сам прилежно костяным гребнем с длинноватыми и редчайшими зубцами, чуток прозрачными на закруглённых мягко концах. От других, нередких и маленьких Конюшенный двор личной гвардии государя., длинноватые и тяжёлые кудряшки Фёдорвея Алексеича путались и рвались.

Мучился он по огнёвке*, естественно. А... не можно было, ведь стоял сейчас выше многих по положению, и опушаться зверекём великодушным должен был. Лисичкин рыжеватый мех прекрасен был, чудно к очам его зелёным шёл в тон упоительно... Но беднотою того, что достойное Конюшенный двор личной гвардии государя. приданое бы купеческой семье составило, не можно было близ царя показаться. И Федька куницу серебряную для себя определял в государевой мастерской, соболя чёрного, норочку медвяную, всё то, что регалии его соблюдут без слова. А огнёвку для себя оставил на подбой кафтана чёрного, "сатанинского полку", на замену... В Слободе Конюшенный двор личной гвардии государя., в опричном строю. И сейчас Сеня ему чёрный грубятинный зуфийный* кафтан на нагие плечи, бывало, накидывал, а с изнанки, к телу, он той лискою обит был... Рыжеватой! Каково! Приятно и лохмато, и забавно. Только сейчас горячо стало в мехах, и Федька, при любом вероятном случае, когда не было выхода с сударем Конюшенный двор личной гвардии государя. в свите по дворцовому уровню, появляться стал на дворе налегке, совсем невиданно, и слух тотчас полетел, что без порток даже. Что было клеветою, понятно - брюки на Федьке имелись, причём, шелковой, со льном напополам, камки, и даже под голенищами сапог его атласных или сафьяновых, молвят, не было подшито Конюшенный двор личной гвардии государя. дерюжки* обыкновенной, как у всех. Дескать, так обожаем кравчий сударем, что хоть каждый денек шелка одни скидывай да на другие, новые, меняй. И вот здесь у толков этих имелись основания... Частично, снова же. Одно дело - в покоях государевых пребывать, и другое совершенно - в походных поездках далеких деловых. А вот сверху облачён Конюшенный двор личной гвардии государя. был стройный гибкий стан его чуть не одним лёгким шёлковым маленьким терличком, опоясанным ножнами, и не поймёшь слету, или то исподняя рубашка, роскошью зияющая, или вполовину из неё кафтан летний переделанный... В Москве так до сего времени только по боярским домам молодняк неженатый прогуливался, летом, чтобы благопристойно, а на улицу Конюшенный двор личной гвардии государя. чтобы без ничего вот так выехать - и речи не было... Потели все в шубах да однорядках до полу, в оплечьях меховых, а что делать, если положение так велит и обычай. Сейчас же все точно с разума посходили, поветрием и до Москвы достигнуло, каково вольно Федька Басманов Конюшенный двор личной гвардии государя. разгуливает, при всём добросовестном народе, посреди белоснежного денька, в Слободе. Понятно, что тенью таких пересудов здесь же и сатанинский полк поминался, где Содом и Гоморра, и чего только ещё не водилось... И некоторые юнцы, на батюшкины и матушкины протесты ответом предерзостным и для себя поснимали меховое да длиннополое, и щеголяли верхами по Конюшенный двор личной гвардии государя. всему городку в тонких весёлых ферязьках выше колена, хорошо подогнанных, расшитых и изукрашенных, с кушаками удалыми, да ещё стали серьги под их таскать... Определённо, катилося всё к искончанию Света этого, единогласно говорили боярские патриархи, изнывая в самый зной под 100 одёжами, да ещё и горлатными шапками, и Конюшенный двор личной гвардии государя. всекрете юным своим завидуя.

Блаженство послебанное дневное сопровождалось обычно штофчиком молочка козьего свеженького, которое Фёдорвей Алексеич любил особо. Пил он сладко, проливал на подбородок струйки густые белоснежные, и на грудь его гладкую они падали и лаского текли по ней... Что пролилось мимо рта, то он по для себя растирал ладонями, после баньки Конюшенный двор личной гвардии государя. и сна лаконичного мягенькими ещё.

И от тела его веяло несусветно, теплом медвяным и крепким.

Что сударь даже забывался от размышлений собственных, заставая его такового. Его звал одним жестом, и обымал. А то, и без этого.

И творил обоим удовольствие, коротко и резко, и без слов почаще, но так Конюшенный двор личной гвардии государя. прекрасно это для Федьки бывало, что длительных ласк острее и памятнее... Он не гласил о том никому, не считая себя. Тут, в Слободе, в Покровском Соборе каждый мог придти и исповедаться, но - не он. Его сам Сударь только исповедывал.

- Фёдорвей Алексеич...

- Сеня, что такое... - промолвил Федька, с Конюшенный двор личной гвардии государя. тряпицею, лимоновым соком смоченной, на лице лёжа на лавке. Веснушки так не заметны практически что делались...

- Ты не волновайся только, но должен я себя спросить до этого, чем для тебя гласить, - и Сеня начал промокать легонько лик собственного государя. И протирать его, безучастного пока, от воды омоченным в мятный с Конюшенный двор личной гвардии государя. молоком настой малым полотенцем. Шейку, грудь...

- И что ты сказать мне желаешь? - c застывшим безупречной красотой покоя лицом спросил Федька. Глаза его были опушены ресничками, загнутыми ввысь, а бледноватые щёки подсвечены румянцем чудным, лёгким и прекрасным... Не тем, коим девки для себя здоровья присваивают, надошником* во всю щёку натираясь Конюшенный двор личной гвардии государя.... И губки приоткрыты, и дерзкие, и нахальные, и ... невинные как будто.

Сенька всегда опускал глаза. Но не так, как до этого. Он не смущался уже ничего, кажется, в особенности после поединков в тесноватую обнимку с государем. Сейчас ему прямо было доверено носить сапоги, железом окованные, всегда, и по Конюшенный двор личной гвардии государя. каблуку, и по носку, и по подошве. И в бою ближнем, как оказывается, оковка железом была хитростью знатной. Захватить если сзади караульного, да шейку ему пережать, а в то же время - ногу ободрать до кости, до мяса расплющивающей ступнёй в сапоге таком - это всё, и почти все другое, Фёдорвей Алексеич ему Конюшенный двор личной гвардии государя. на для себя показал и объяснил. И если его самого так застанут, в неосуществимой для обыденного боя близости, другими словами другое орудие, и не в руках только, а в умении...

Как начал вникать Сенька, так и на себя по-иному взглянул.

Кашлянул он опять, пробуждая Фёдорвея Алексеича к вниманию Конюшенный двор личной гвардии государя. опять.

- Арсений, гласи.

- Ну ... - здесь Сеня обернул красавца-хозяина льняным полотнищем узким, и выглянул наружу, в сени их, нет ли кого. Возвратился, присел рядом, с кружкой кваса для себя.

- Помнишь, повздорил ты, Фёдорвей Алексеич, как-то по зиме ещё, с... Сабуровым, и с теми, кто в блюде Конюшенный двор личной гвардии государя. с ним посиживает* обычно, и держатся они ватагой собственной. И не так давно вот тоже, на трапезе последней, как обносил всех по государевой милости чарками, и стол ты ножиком по горячности попортил...

- Ну.

- Дозволишь как есть сказать?

- Да чёрт!!!

- Григорий Чёроботов, до тебя охоту имея телесную, возмечтал об том, что Конюшенный двор личной гвардии государя. расположения твоего добьётся.

- Как издавна знаешь? Откуда? Пошто мне сходу не выдал?

- Фёдорвей Алексеич, да вот крест для тебя, что хочешь, на данный момент же поцелую, - мягко падая на пол на колени перед ним, ещё тише и проникновеннее зашептал Сенька, - ничего бы не знал, кабы не случай здесь! Люди их Конюшенный двор личной гвардии государя. на конюшенном дворе об деле одном, меж господами их затеянном, болтали! Слушай же, я там спрятался, и что разобрал, то для тебя на данный момент как есть доношу, без придумок! А дело в том, что Пронский и Вишняков, и Сабуров, сотник тоже, подбили сотоварища ихнего Чёботова, чтобы на спор Конюшенный двор личной гвардии государя. он тебя... к блуду с ним сманил, а они б за тем очевидцами стали. Похвалялись, типо, Чёботова пособники, что кравчего государева соблазнить на содомские проказы - дело не хитрое, что и так вся Москва, и пол Казани сейчас уже, ну и что там, и Курбский вон из Литвы вовсю об Конюшенный двор личной гвардии государя. том судят, за какие награды ты близ сударя... Одно у всех их на языке только, грязищи валят много, а наград никаких других реальных не лицезреют, убогие... Говорю, что слыхал сам, холопы породы такой языками чешут, если и хозяева не молчат при их, не таятся, сам же знаешь Конюшенный двор личной гвардии государя.!

Федька бросился было куда-то, да в глазах потемнело, и остался застывшим, на лавке, закусив губу. После блаженного отдыха и сладости ухода за красотой собственной такое вообразить было ледяным ожесточенным терзанием, а голова его пылала незамедлительной невыносимой жаждой отмщения... И когти ярости рвали изнутри грудину всю.

- Так... Сейчас... до Конюшенный двор личной гвардии государя. слова, до звука мне всё, Сенечка, - погладив его по льняной голове чужим, незнакомым движением, смотря в пустоту мрака впереди себя, отдал приказ Федька.

- Что дед твой, Данила Андреич, и батюшка, Алексей Данилыч - порочны были в мужеложестве, а ты и совсем приворотом сударя нашего прельстил, ну и сам ты, как Конюшенный двор личной гвардии государя. будто, только подмигни - не сдержишься, молвят, государь-то жесток наш, а тебя, как будто, нежно поманить только - и бери, каково похочешь!


kopirovanie-v-lyubom-vide-bez-razresheniya-administracii-kategoricheski-zapresheno-10-glava.html
kopirovanie-v-lyubom-vide-bez-razresheniya-administracii-kategoricheski-zapresheno-15-glava.html
kopirovanie-v-lyubom-vide-bez-razresheniya-administracii-kategoricheski-zapresheno-20-glava.html